Анна, что нового ожидать от «свеженького» комедийного сиквела?
— Истории стали интереснее, мы развиваемся! Скажу по секрету, третий сезон намного круче предыдущих. Я сама с нетерпением ждала выхода.

Вы смотрите как актриса скетчком или как простой зритель?
— Начинаю смотреть с профессиональной точки зрения — оцениваю свою игру, действия партнеров, а по‑ том сериал так увлекает! Несмотря на то, что знаю сюжет, просто «ухожу в юмор». Причем с другими моими работами, не комедийными, такого не происходит. Недавно пересма‑ тривала одну свою картину, так это была сплошная работа над собой. Я внимательно следила, что сделала плохо, что хорошо. А здесь ты смотришь, смотришь, смотришь… начинаешь смеяться и уже забываешь кого‑то оценивать.

Ваш персонаж как‑то изменился в третьем сезоне?
— Как минимум, у меня другие наряды! Режиссер так придумал, что Вера должна быть в платье в горошек, поэтому в первой и второй частях я была в одних и тех же костюмах. В этом сезоне мне сшили новые наряды, они тоже в горошек, но он покрупнее. (Смеется.) У Веры теперь и магазин побольше, и прическа изменилась. Очень красивая! А лично у меня что нового: снимаясь во втором сезоне, я была беременна, в третьем — уже кормящая мать. Так что, если спросите, чем отличается вторая часть от первой, отвечу: у Веры стала больше грудь. По‑ тому что актриса была в положении. (Смеется.) В новых сериях у героини бюст остался таким же внушите

И что, удавалось скрывать, что в семье грядет пополнение?!
— Да, на экране практически не видно, что я на седьмом месяце беременности. До конца съемок никто в коллективе не знал, что ношу ребенка. Я не хотела, чтобы мне делали какие‑то поблажки. Поэтому все трюки де‑ лала, и работала полный день. И все было нормально. А вот когда мы снимали третий сезон, сыну было уже семь месяцев. Мне на площадку его привозили, и я кормила.

Где проходили съемки последней части?
— Как всегда, натуру снимали в Пирогове (исторический район Киева. — Ред.), мы там провели около 10 дней. А все остальное — в павильонах. Антураж изменился, у нас каждый сезон — новые декорации. ТОП: Случались какие‑нибудь инциденты на площадке? — Ничего из ряда вон выходящего не было. Работа‑ ли сверх нормы, уставали, немножко злились. Но у нас сложилась очень дружелюбная атмосфера в коллективе. Я снималась во многих картинах, но когда шла на пробы, даже не предполагал, что будет так весело, легко и задор‑ но работать, что все коллеги такие добрые и душевные. И это все время продолжалось и продолжалось…

Кстати, продолжение планируется?
— Множество людей благодарят меня за работу, потому что сериал поднимает настроение. В той ситуации, которая сложилась сейчас в стране, смех помогает немного отвлечься. Будет четвертый сезон, и слава богу.

В скетчкоме играть проще, чем в обычном сериале?
— Мне кажется, сравнивать нельзя. Это как спросить
— кого вы больше любите, дочку или сына. Юмор делает нас интересными, скрашивает будни, а мелодрама позволяет выплакаться, освободиться от отрицательных эмоций. Это разные вещи. Могу лишь сказать, что, играя драматическую роль, ты испытываешь страдания вместе со своим героем, потому что пропускаешь через себя историю и думаешь о ней. А на юмористической площадке у тебя всегда смех, радость, шутки.

У вас есть с Верой что‑то общее?
— Да, мне кажется, много общего. В первую очередь, это сила. К сожалению или к счастью, я очень сильный чело‑ век и многое уже успела повидать в свей жизни. И сделать. Я не умею лентяйничать. То же самое могу сказать о Вере. И мы обе из провинции, это тоже роднит. Наконец, мой персонаж очень задорный, и я веселая… Да и вообще, я ведь ее не играю. Актеры входят в образ и живут в нем. Так что иногда мы и вовсе словно один и тот же человек. Есть где развернуться

Вы продолжаете играть в театре?
— В сентябре вернулась, до этого была в декрете, сидела с сыном и могла лишь сниматься. В кино, кроме «Однажды в Полтаве», у меня было еще несколько работ за этот пери‑ од. Например, я сыграла медсестру военного госпиталя в се‑ риале «На линии жизни», как раз в октябре месяце он выходит. Сейчас сын стал постарше, я уже могу позволить себе играть и в театре.

Вас задействуют в новых постановках?
— Я вернулась в спектакли, где играла до декрета. Но есть и новый проект. Точнее, мы уже представили эту постанов‑ ку зрителям, но было совсем немного показов до моего от‑ пуска. В пьесе я изображаю героиню, которая потеряла слух.
Пришлось учить язык жестов специально для этой роли. И пока меня не было, спектакль не включали в репертуар, по‑ тому что я одна владею техникой общения глухонемых. Это достаточно сложная система. Сейчас мы решили кое‑что изменить, а затем возобновим проект.

Вы с детства занимались музыкой. Откуда любовь к искусству?
— Я с малых лет мечтала быть артисткой, но не знала, кем конкретно: певицей, танцовщицей, актрисой… В 4 года мне захотелось играть на пианино, и мама отдала меня в музыкальную школу. На учебу принимали с 6, но меня все‑таки взяли в нулевой класс. К первому классу я уже играла про‑ грамму за третий и в итоге закончила музыкальную школу в 10 лет с красным дипломом по классу фортепиано. Параллельно научилась танцевать. А в 14 лет поняла, что буду актрисой, потому что эта профессия соединяет в себе и игру на фортепиано, и танцы, и вокал, и конный спорт, и фехтование, и многое другое.

О, вы и на шпагах сражаетесь?
— Да, этому нас учили в институте. Правда, пока нет ни одной картины, где я фехтую. Но надеюсь, появится еще. (Смеется.)

Вы поступили в театральный сразу после школы?
— Да, было достаточно сложно: очень большой конкурс, 24 человека на место. Я волновалась, плакала. Но, слава богу, все получилось.

Какая ваша любимая роль из сыгранных?
— В театре — Оксана в спектакле «Откуда берутся дети». Моя героиня вынашивает ребенка для богатой женщины ради денег. Но на самом деле все оборачивается по другому… Очень интересный персонаж, есть что сыграть и душу показать. Из юмористических образов — конечно же, Вера. А из драматических… Не хочется обижать никого из своих киногероинь, каждая роль была хороша. Может быть, Анфиса Павловна из сериала «Пока станица спит». Это историческая картина, события происходят в 1905 году. Там можно было развернуться, я играла хозяйку публичного дома. Она и хорошая, и злая, и бандитка немного. Большой палитры чело‑ век — Анфиса Павловна, поэтому, наверное, она.

Источник: «Телегид»